Из размышлений на морском берегу

Если бы я был чайкой
Или морским бакланом
Я проводил бы время
В прибрежной пене ногами

А если б ловили сетью
Меня нехорошие люди
То я не стал бы в ней биться
Как делают глупые птицы

Я только б пронзительно крякнул
Как будто разрыв у сердца
А после лежал недвижно
И притворился б мертвым

И только когда в непонятках
Злодей протянул бы руку
За видимо легкой добычей
Тут я бы внезапно воспрянул

Взлетел бы в огромное небо
Прицельной струею помета
Я дал бы понять чего стоит
Твоя и моя свобода

О фильме «Кин-дза-дза»


…тыкаешь пальцем в любой сюжет, выбираешь любое мировоззрение
и интерпретируешь сюжет с этой точки зрения. Нет проблем.
barmaroz

«Кин-дза-дза». Конечно, это сатира. В первую очередь – политическая, но не только. Под раздачу попал не просто советский строй и образ жизни, но также его идеал, прекрасное далеко эпохи НТР. К моменту появления фильма НТР была уже скорее мертва, чем жива, так что получилось надругательство над трупом. Однако то представление, будто успехи технического прогресса непременно ведут к духовному росту, расширению горизонтов и возможностей, смягчению нравов и просто высокой культуре быта - такое представление, возникшее в XIX веке, живо и по сей день. Фильм наносит удар по этой иллюзии. Плюк на несколько голов выше Земли в техническом отношении, и что толку с того? Вот долгожданное HighTech-будущее: скрипучие ржавые звездолеты, жулики-оборванцы и мерзкая пластиковая каша на завтрак. Жанр технопанка, пришедший с Запада, порождает миры жестокие и шокирующие, на грани антиутопии, в которых, однако, все же присутствуют какие-то вкусные плоды прогресса. Зато наш советско-антисоветский технопанк не имеет в себе ни малейшего обаяния. Он собрал в себя все жалкие пороки и ни одного величественного.
Читать дальшеCollapse )

О беспредельности неба и земли

Муслим Магомаев поет:

А эта свадьба, свадьба, свадьба пела и плясала,
И крылья эту свадьбу вдаль несли.
Широкой этой свадьбе было места мало
И неба было мало, и земли


В этой замечательной песне мой слух всегда царапала последняя строчка припева. Вот она какая, эта свадьба, и неба ей мало, и земли.

Ну что земли мало, это еще ладно - хотя уже не по-русски. Потому что по-русски - это когда беспредельные просторы, да такие, что умом не объять, из края в край не исходить-не измерить; и что там, за дальним горизонтом - загадка, да такая, что мурашки по коже, и светлая грусть, и вечная тоска.

Если земли не хватает - это не русская земля, это Lebensraum какой-то. Но вот если мало неба... Это уже метафизический ужастик. Небо должно быть бесконечным, иначе какое же оно небо? Свадьба, которой мало неба - страшновато побывать на такой свадьбе.

На самом деле, одна беспредельность смыкается с другой. Почему табор уходит в небо? Потому что он просто уходит, и точка. Он уходит отсюда, и прочь, прочь, за горизонт, а за горизонтом - кажут глаза - начинается небо, вот туда табор и отправляется. А отнюдь не в соседний Тьмутараканск: это пошло, господа. По-видимому, в небеса уходят в двух случаях: во-первых, когда уходят навсегда, во-вторых, когда уходят в никуда. То есть, уходят не в некое место за некой надобностью, а просто потому, что пришла пора уйти. Еще потому, что начали прорастать корешки, потому что есть такие люди, чья идентичность влючает в себя оторванность и вечное странствие, которые только и могут быть, что бродягами. Таинственная Мэри Поппинс тоже пребывала до тех пор, пока не переменился ветер, а потом улетела прочь - и тоже в небеса, с зонтиком в руках. Мэри Поппинс живет по особым законам, для нее остаться на месте - значит погибнуть, по крайней мере, перестать быть Мэри Поппинс. Все бродяги связаны с небесами и ветрами, аналогично тому как оседлые жители укоренены в своей земле.

Русь-тройка, куда ты мчишься? Не дает ответа. А ответ есть, он скрыт в этом образе, в безумных лошадях, в прорвавшейся наружу жажде самоубийственной скачки. Не просто вечное скитание, не кочевничество на цыганский манер - но бег изо всех сил, что есть мочи, закусив удила. Попытка такого бега, какой был бы подстать бесконечному пространству. Русские рождаются с ощущением необъятного простора, мы стоим на беспредельной земле, за которой начинается еще более беспредельное небо. И тройка лошадей несется прочь, к видимому краю земли, потому что небо находится как раз за ним.

Толкинутое

Лучше найти бриллиант среди хоббитов, чем хоббита среди бриллиантов.
(Афоризм должен принадлежать, по всей видимости, дракону Смогу, обнаружившему Бильбо Беггинса в своей сокровищнице).

Нечто об отпадениях

1.
Манга и аниме – жанры бесконечно чужие для Европы; это, впрочем, не мешает им быть столь же бесконечно привлекательными для европейцев. Данный подвид изобразительного искусства мог родиться только там, где ко многим вещам относятся по-другому, нежели чем у нас. Прежде всего, к связи детства и секса. Для нашей постхристианской цивилизации детство – невинно, детский секс – табу. Для японца это отнюдь не так. Япония – единственная индустриальная страна в мире, в которой на законном основании существует индустрия детской порнографии. Некоторые законы в этой области приняты под очевидным давлением Запада.
Читать дальшеCollapse )

Они рисуют нашего Медведа

С подачи вот этой веселой статьи я начал искать в Интернете карикатуры западных художников, относящиеся к известным событиям. Карикатура - с одной стороны, инструмент внушения и пропаганды; с другой - показатель того, что остается в общественном сознании, когда событие уходит в прошлое. Обыватель, не склонный вдаваться в подробности, мыслит категориями карикатуры.

На большинстве карикатур, посвященных кавказской войне, Россия изображается в виде медведя. В этом есть что-то, подлежащее осмыслению. Почему среди всех противников Запада только Россия удостоилась однозначного тотема, еще со времен холодной войны? Почему существует русский медведь, а не китайский дракон, не индийский слон, не северокорейский летучий попрыгунчик? Загадка.

Но russian bear - это для них, западных обывателей, находящихся вне контекста русскоязычного офисного мифотворчества. Мы-то с вами уже знаем, что это не медведь, а Медвед. Однако не меньшая загадка заключается в том, каким образом это говорящее двусмысленный "превед" создание с радостно поднятыми лапами, плод коллективного бессознательного, стало сигнификатом российской государственности. Был бы Юнг жив, он бы нашел что сказать на эту тему.

Под катом идут некоторые примеры. Ничей копирайт случайно не прищемил?
Смотреть слайдыCollapse )

Скаско

Жили-были три брата, три могущественных волшебника. И решили они избавить мир от зла. Эту сложную задачу они по-братски поделили на троих. Старший брат учился отделять грех от грешника, средний - помещать грех в неодушевленные предметы, младший - собирать такие предметы со всего мира в одно место.

Братья работали над проектом долго и упорно, и наконец каждый из них освоил свою часть задачи. В качестве неодушевленного носителя зла была выбрана вода. Люди встали утром, умыли лица - и зло вместе с водой ушло в землю, и вода эта потекла, по призыву младшего из братьев, к их замку. Там они, соблюдая все меры предосторожности, слили всю отравленную воду в огромный резиновый шар.
Читать дальшеCollapse )

Любопытство фюзиса

Сегодня во сне слушал чудесную юнгианскую лекцию, посвященную психологической трактовке молекулярно-кинетической теории. Запомнил два момента:
1. В разогреваемой среде молекулы начинают двигаться быстрее, потому что надеются таким образом покинуть область нагрева.
2. Природа не терпит пустоты, потому что материи чрезвычайно интересно: что же происходит там, где ее нет. У древних греков, утверждал лектор, этот феномен даже получил название «любопытство фюзиса».

Герберт Уэллс vs. Стивен Уэлбек

Помнится, много лет назад душевед schwalbeman сделал одно довольно меткое наблюдение относительно литературных вкусов вашего покорного слуги. Якобы в список любимых мной книг постоянно попадают те, в которых по сюжету муж убивает жену, или, по крайней мере, мужчина убивает свою женщину. По-видимому, к таковым книгам стоит причислить «Идиота» Достоевского, «Драму на охоте» Чехова, «Бесконечную ночь» Агаты Кристи, «Змею» Луиджи Малерба, а также «Кстати о Долорес» Герберта Уэллса. Однако, делать отсюда вывод о моем латентном женоненавистничестве было бы слишком поспешно. Бывают и просто сны. Во всяком случае, я уверен, что в случае с Уэллсом причины иные, и надеюсь, в данной рецензии мне удастся внятно изложить, каким образом и без того уважаемый мной писатель обрел в моих глазах новое качество.
Читать дальшеCollapse )

Алармизм. Святочное гадание


Что ж? Тайну прелесть находила
И в самом ужасе она...
(Солнце русской поэзии,
Энциклопедия русской жизни)

Три девицы, три подруги собрались в метель
Погадать на нисхожденье Западных Земель.

За окном бушует вьюга, темнота кругом,
А они судьбу пытают, сидя за столом.
Читать дальшеCollapse )